Третья мировая — война виртуальная

Когда «Титаник» столкнулся с айсбергом, большинство его пассажиров даже ничего не почувствовали. Лайнер тонул под звуки оркестра, и сама мысль о том, что «Титаник» окажется на дне, казалось фантастичной. Большинство людей не способны охватить своим разумом масштабные события, которые изменяют их жизнь. Они их попросту не замечают.

Как только на сцену выходят страх, ненависть, зависть и властолюбие, чувство реальности у людей исчезает.

Джордж Оруэлл «Заметки о национализме»

«Только кризис — подлинный или воображаемый — ведет к реальным переменам».

Милтон Фридман

С этой точки зрения для миллиардов людей великая эпоха, в которой мы сегодня находимся, протекает незаметно. Это спустя столетия будут писать о великих свершениях, героях, тайных планах и ужасных подлецах, но сегодня они просто не соотносят ускоряющийся темп преобразований со своей повседневной жизнью.

Вместе с тем, за всеми этими тысячами сообщений о панике на биржах, нефтяном эмбарго против Ирана, гражданской войне в Сирии, казни Каддафи, росте закупок вооружений, засухе, голоде, торнадо, страшных морозах, эпидемиях скрывается логика развития мирового кризиса, которая неумолимо сталкивает миллиарды людей в беспощадной борьбе за выживание.

Сегодня идет третья мировая война, и каждый житель планеты является ее участником. Не удивляйтесь, если вы не слышите падения бомб. Война начинается не тогда, когда раздается вой сирен, а когда вызревает конфликт, где его субъекты признают насилие наиболее эффективным способом преодоления противоречий.

При этом не всегда агрессор является истинным виновником войны. Например, Франклин Делано Рузвельт, объявляя весной 1941 года нефтяное эмбарго императорской Японии, прекрасно осознавал, что подталкивает Токио к войне, поскольку не оставлял ему выхода из критической зависимости от импорта углеводородов. Никто не помнит, что промышленный потенциал Японии был в двадцать раз меньше американского, но зато все знают, что США вошли во Вторую мировую в результате коварного нападения японцев на Перл-Харбор.

Жарким летом 1937 года жители Парижа, Лондона и Варшавы наслаждались звуками духовых оркестров на бульварах, не догадываясь, что модель их ближайшего будущего написана бомбами легиона «Кондор», стершими с лица земли маленькую баскскую Гернику. Гражданская война в Испании 1936-1939 годов стала прелюдией ко Второй мировой, обозначив форму и суть грядущего столкновения между великими державами.

С этой точки зрения наш выстрел в Сараево уже раздался, и первым его услышал Муаммар Каддафи. Именно ливийская кампания, начавшаяся год назад, продемонстрировала концептуальные рамки нового глобального конфликта. Как и испанская кампания 30-х годовXX века, война в Ливии стала полигоном для апробирования передовых форм и методов в войне за мировую гегемонию.

Цель любой войны — достижение таких условий мира, которые будут лучше предыдущего. Цели формируют средства. Средства формируют действия. Действия формируют результат.

В любой войне есть субъекты и объекты, которые становятся сферой приложения интересов противоборствующих сторон.

WWIII. Диспозиция

Ключевые стороны WWIII (World War III — Третьей мировой войны) — два противоборствующих конгломерата, которые представляют соединение транснациональных корпораций, национальных государств, международных политических, финансовых и прочих институтов. Они формируют блоки коалиций.

Первый конгломерат — западный. Определяющую роль играют США. Союзники США — ЕС, Япония, Южная Корея, Австралия, Индия, ряд стран Персидского залива, Закавказья, Центральной Азии и Африки. В него также входят международные организации и транснациональны корпорации, которые взаимно влияют на национальные государства.

Второй конгломерат — азитайский. Определяющая роль в нем за Китаем. КНР формирует пул своих союзников, к которым можно отнести Северную Корею, Иран, Пакистан, Мьянму, Северную Корею, Венесуэлу, Боливию, ряд африканских режимов.

Россия занимает промежуточное положение, которое напоминает маневрирование СССР накануне Второй мировой. Россия обладает двумя критически важными факторами: ядерными силами, способными изменить ход войны в любом направлении, и ресурсами, представляющими интерес для каждого из конгломератов. Поэтому позиция России решает принципиальный исход борьбы.

Внутри конгломератов есть противоречия, но они вторичны относительно базовых конфликтов, которые сформированы связанными между собой кризисами. Допускается переход второстепенных игроков из одного конгломерата в другой. Незыблемыми остаются только позиции ядра конгломератов.

Цели западного конгломерата — сохранить позиции гегемона в мировой системе.

Цели азиатского конгломерата — получить позиции гегемона в мировой системе.

Позиция гегемона — позиция технологического, экономического, организационного, культурного лидера, способного задавать стандарты и навязывать свою волю остальным субъектам мировой системы.

Борьба между конгломератами является глобальной и ведется на всех уровнях человеческой цивилизации: военно-политическом, экономическом, культурном, религиозном, виртуальном.

В данном материале мы рассмотрим роль и значение виртуальной реальности, которая сегодня играет непосредственную роль в формировании нового мирового порядка.

Политически невозможное становится политически неизбежным

Ливийская кампания и последующие события обозначили принципиально иной характер современной войны. Ее прообразом была война в Персидском заливе 1990-1991 годов. За 20 лет произошел огромный рывок в развитии телекоммуникационных технологий, что позволило вывести манипуляции общественным сознанием на принципиально иной уровень.

В наши дни впервые в истории человечества война ведется не только в реальном пространстве и времени, но и виртуальном. Причем контроль над виртуальной реальностью формирует модель реальности реальной. При этом грань между виртуальностью и реальностью становится настолько зыбкой, что внешнему наблюдателю не находящемуся в гуще событий, невозможно понять разницу между правдой и вымыслом. Впрочем, даже человек, находящийся в эпицентре События, уже не может полагаться только на свои органы чувств. Сегодня СМИ объясняют, что он чувствует на самом деле, а, значит, подталкивают индивида к той или иной мотивации.

Как говорил вышеупомянутый Милтон Фридман: «Когда такой кризис возникает, действия людей зависят от их представлений. И в этом, полагаю, заключается наша главная функция: создавать альтернативы существующим политическим стратегиям, поддерживать их жизнеспособность и доступность до тех пор, пока политически невозможное не станет политически неизбежным».

События арабской весны, поражение Каддафи, кризис в Сирии, движение «белых ленточек», а еще ранее оранжевая революция в Украине позволяют со всей определенностью сказать, что в сегодняшней войне одним из ключевых элементов достижения победы является работа с представлениями людей. Представления создают мотивации, мотивации двигают людей в ту или иную сторону, действия меняют социальные ландшафты.

С этой точки зрения фильм «Хвост вертит собакой» был гениальным прозрением, где была блестяще раскрыта суть управлениями массами и достижения политических целей в условиях, когда медиа приобрели новые возможности.

Основные постулаты оперативного и стратегического управления массами в новую медийную эпоху:

* важно не что люди знают, а что им скажут, что есть знание;

* важно не что скажут, а кто и как скажет;

* важно, что вымышленные сюжеты создают реальные мотивации, которые могут привести к интенсивному изменению реальности. Виртуальная реальность при активном воздействии на реальную реальность приводит к замещению последней, то есть, сама и становится реальностью. Это приводит к тому, что «политически невозможное становится политически неизбежным»;

* важно, что способность оказывать воздействие на формирование представлений масс,ассиметрично увеличивает мощь субъекта, который имеет четкое целеполагание и понимание стратегического развития сюжетной линии. При этом военно-политические и экономические инструменты расширяют и усиливают его игру;

* важно, что правильно простроенная виртуальная реальность создает реальную победу, а та дает ресурсы для укрепления позиций и новые победы.

Все основные постулаты были продемонстрированы во время войны в Ливии в 2011 году. Она, несомненно, станет хрестоматийным примером войн нового типа, когда виртуальные представления формируют реальный дискурс и делают «политическое невозможное -возможным».

Юрий Романенко

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: